25.10.2020 • 15:53
Home  • Login  • Registration  • RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Viktoria, PaulineF, Ksenya, Lonely  
Форум » Новости о Микеланджело - Les actualités de Mikelangelo » Статьи и интервью - Presse et articles » Интервью для журнала Aquarelle (Молдавия)
Интервью для журнала Aquarelle (Молдавия)
LonelyДата: Пятница, 06.03.2020, 23:32 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 922
Награды: 0
Статус: Offline
Спасибо огромное за интервью Надежде Вербицкой!

Микеланджело Локонте: Моцарт для меня - пример интеллектуальной смелости и самовыражения.

"В последнее время о нашем любимом «Моцарте» было как-то мало слышно. Сам Микеле как будто затаился, а его поклонники уже сильно истосковались по новостям. Поэтому, надеюсь, это интервью, которое он дал мне в Париже, доставит всем немного радости. Общаться с ним как всегда было безумно интересно, хочется слушать и слушать, ловить каждое слово." - Надежда Вербицкая

- Микеле, у фанатов «Моцарта», наконец, есть повод для радости – грандиозное шоу, где ты играешь главную роль, спустя несколько лет ожидания, возвращается на большую сцену. Вы начинаете с Китая, после чего выступите и в других странах. Ты рад вернуться к этому образу или тебе уже скучно играть этого персонажа?
- C Моцартом я вообще никогда не расставался. Мы много ездили с концертной версией рок-оперы. И, да, конечно, каждый раз у меня много репетиций, много выходов на сцену. Это может показаться однообразным. Но, честно скажу, я никогда не устаю от этого образа, он мне не наскучивает. Я получаю удовольствие от этого персонажа, я наслаждаюсь им. И каждый раз он выходит у меня по-разному, каждый раз новые реакции и новые эмоции. Плюс ко всему, партии Моцарта действительно очень сложные, я выкладываюсь по полной и физически, и морально. Так что это всегда очередной вызов для меня.

- Как думаешь, мюзиклы все еще популярны во Франции и в других странах? Или этот жанр уже сдает позиции?
- Думаю, мюзиклы сейчас популярны не меньше, чем раньше. Нас ждут и любят по всему миру. Может показаться, что это не так, потому что на самом деле во Франции выпускается очень много ужасных шоу, много откровенно плохой музыки, которая как приходит, так и уходит. Но если мюзикл сделан добротно и красиво, то он никогда не устареет. Я горд тем, что участвую как минимум в одном таком проекте, который люди в разных странах до сих пор ждут и хотят видеть.
А вообще, знаешь, есть мюзиклы, которые прочно врезались в память людей, но они могут даже не понимать этого. Спрашиваешь человека: «Слышал мюзикл «Ромео и Джульетта?». Нет, не слышал. А вот эту песню: (напевает) «Nous, on fait l'amour, on vit la vie, jour après jour, nuit après nuit»… Или «Aimer c'est ce qu'y a d'plus beau»… А, да, конечно, знаю, обожаю ее!»

- Те, кто изучал биографию Моцарта и более-менее знает тебя, говорят, что вы чем-то похожи. И совпадения есть не только в значимых для вас обоих датах, но и в чертах характера. Ты тоже считаешь, что у вас много общего?
-Лично для меня Моцарт - самый талантливый музыкант из когда-либо творивших на этой земле, настоящий виртуоз! Поэтому, конечно, сложно
сравнивать себя с гением (смеется). Но, в плане каких-то жизненных моментов и отношения ко многим вещам – да, определенные сходства есть. К примеру, я никогда не соглашусь писать и играть неинтересную мне коммерческую музыку, которой сейчас забиты полки музыкальных магазинов, только ради славы и финансовой стабильности. Я не буду выпускать альбомы и синглы, которые меня совсем не отражают. И Моцарт был таким же. Он не писал ради заработка и сытой жизни, он не боялся бороться за свое имя в мире музыки, за свои идеалы, хотя его мало кто поддерживал. И это всегда пример для меня в плане интеллектуальной смелости и самовыражения.

- Ты не просто исполнитель, ты также самобытный, интересный композитор. Писал свою музыку как до участия в мюзикле, так и сейчас продолжаешь творить. Но теперь это уже несколько другая музыка. Это Моцарт на тебя так повлиял?
- Я не думаю, что мое восприятие мира или мое отношение к нему как-то изменилось после этой роли. Сам я остался прежним. Думаю, все дело в орудиях, которыми я теперь могу это выражать. Раньше у меня не было столько музыкальных инструментов. Я хотел играть рок, но у меня не было синтезатора, барабанов, компрессора, каких-то других важных рокерских фишечек, которые дают большой творческий простор. После «Моцарта» я смог позволить купить себе все, что хотел. Теперь у меня дома настоящая студия! Я могу играть как сумасшедший рокер (смеется). И я все время развиваюсь, учусь чему-то новому, смотрю новые видео, уроки, читаю литературу. Особенно сейчас, когда я готовлюсь выпустить свой альбом, я много этим занимаюсь.

- Я слышу про твой сольный альбом уже лет 10, не меньше.
- (Смущенно улыбается) Да, да. Знаю, его давно все ждут. Но я хочу, чтобы он был идеальным. И я много над этим работаю. Я не готов выпускать ширпотреб, просто чтобы поставить галочку, что я это сделал. Ладно, раскрою один секрет. Сейчас над альбомом я работаю с одним безумно талантливым парнем, с Эриком Серрой. Это тот парень, что написал музыку ко всем фильмам Люка Бессона. Он великолепен, он абсолютно свободно выражает свои мысли. Он честен в своем творчестве. Как и я.

- Когда же альбом увидит свет?
- Думаю, до конца года.

- Так ты считаешь, что свободен в своем творчестве? Или все же есть какие-то темы, которые по тем или иным причинам не можешь поднимать?
- Я думаю, что я свободен, абсолютно свободно могу выражать то, что думаю. И не только в музыке. Но мы живем в странном обществе. Во времена соцсетей и социальной активности. Ты поднимаешь волнующие тебя темы, вступаешь в битву за свою правду. Но людей много, не все они умны. Есть просто злые люди, которым нужно лишь бы нападать, неважно на кого и независимо от темы. И они осуждают тебя за все подряд. За твои высказывания о президенте Америки, за твое мнение о состоянии музыки во Франции и т.д.
На самом деле я не люблю обижать людей и стараюсь этого не делать. Но у меня есть свое мнение и я его свободно высказываю. Если я считаю, что Берлускони плохой политик, я это скажу. Скажу и на телевидении. Если я уверен, что Трамп - марионетка, руками которого другие люди творят нехорошие дела, я это скажу. Если я уверен, что сейчас крайне мало выпускают хорошей музыки во Франции, я это скажу. И аргументирую.

- Но есть политики, которыми ты восхищаешься?
- Нет. Не сейчас. Потому что сейчас не на кого даже равняться. Сейчас все только делают деньги. Даже простые люди думают только о материальном – хорошо поесть, съездить куда-то, и все. Никакой духовности. О политиках и говорить нечего.

- Вернемся к творчеству. Тебе же много раз предлагали работать с известными студиями звукозаписи. Почему не сложилось?
- Да, предложения были и много. Но когда ты работаешь с другими людьми, которые занимаются коммерческой музыкой, то есть, музыкой «на продажу», ты просто теряешь себя, свою идентичность. Я не хочу петь как все, я не хочу подстраиваться под обстоятельства и конъюнктуру музыкального рынка. Я играю альтернативную музыку, я не коммерческий проект для широкой публики.

- То есть, на компромиссы ради славы и заработка ты идти не готов?
- Я могу пойти на некоторые компромиссы. Но не по принципиальным для меня вещам. Если мне скажут: «мы запишем тебе альбом, но там будет только четыре твои песни, а остальные тебе напишет другой парень с именем. И ты споешь с теми исполнителями, с которыми мы тебе скажем. Это будут хиты, коммерческие синглы, которые хорошо будут продаваться». Это плохой для меня компромисс, на который я никогда не пойду. Потому что если это мой альбом, то я сам хочу писать для него музыку и петь с теми артистами, с кем мне интересно работать.

- Теперь я вижу, вы действительно очень схожи с Моцартом. Эдакие бунтари от мира музыки со своей принципиальной позицией.
- Да, но ведь я прав. Думаю, в этом мы действительно несколько схожи. На талантливых людях всегда хотели зарабатывать, использовать их. И в наше время политика шоу-бизнеса особенно дурна и несправедлива. Это все очень далеко от искусства. Большинство продюсеров хотят работать не со мной, а с моей аудиторией, которая, кстати, не мала.

(1 часть)
Беседовала Надежда Вербицкая
Для журнала Aquarelle
 
LonelyДата: Суббота, 07.03.2020, 17:31 | Сообщение # 2
Группа: Модераторы
Сообщений: 922
Награды: 0
Статус: Offline
- Какую роль ты бы категорически отказался сыграть? Есть запретные для тебя темы?

- Что-то откровенно глупое. Что-то, где нет места творчеству. Глупые мелодичные мюзиклы, лишенные смысла. Ну, вот такое «на-на-на» ни о чем (напевает).

- А если предложат хорошие деньги?

- Нет-нет, это не вопрос денег! Для меня это не важно, я не считаю, что деньги – это вершина успеха. Сейчас мы живем в очень творческом обществе, когда абсолютно каждый может выразить себя. Любой может создать что-то действительно стоящее и выложить это в сеть. Там можно встретить по-настоящему талантливых, крутых парней. И если артист будет скатываться до пустых, никчемных, незапоминающихся ролей, то никто его не будет слушать. Выбор-то огромен.

- Важно ли для тебя принимать участие в создании проекта?

- Очень важно. Я обычно не пытаюсь лезть не в свое дело, но если вижу, что можно что-то улучшить, изменить - обязательно скажу. Если что-то не нравится – буду обсуждать, договариваться. Вот, например, помнишь песню «Je dors sur des roses»?

- О, это моя любимая партия!

- Так вот представь себе, что ее не было изначально в мюзикле. У Сальери была его «L’assasymphonie», а у Моцарта, главного действующего лица, не было такой сильной песни. У Моцарта было веселье, сумасшествие, эдакий King of the world, и никакой глубины. Я и сказал авторам, что так дело не пойдет. Это же не рок-опера «Сальери», это рок-опера «Моцарт». Я попросил, чтобы мне написали песню, которая показала бы весь трагизм его личности, всю его глубину, его переживания о прошлом, надежды на будущее. Песню, под которую будет рыдать весь зал. И Дов Аттья (продюсер) согласился. Он сказал: «ты прав». Вау! Я прав, впервые! (смеется) И один из композиторов, Оливье Шультез написал эту песню. Это было сложно, ведь шоу уже было готово, все подогнано. Но они нашли возможность, как ее вписать в нужное место. И теперь это одна из самых сильных партий рок-оперы и самая значимая для меня.

- А важно ли для тебя импровизировать? Важно, чтобы режиссер сказал: дайте людям немного свободы на сцене.

- О, да! Когда мы ездили с «Моцартом» я много импровизировал. Это, правда, сложно делать, когда от тебя зависит столько людей. Ведь в каждой сцене участвует много действующих лиц – певцы, танцоры – и любой твой неверный шаг может стать опасным для других и для всего шоу. Но я очень хорошо знаю шоу, поэтому могу это позволить. И, каждый раз, импровизируя на сцене, я смотрю по сторонам, чтобы никого не подвести.
Иногда моя импровизация распространяется и за пределы сцены. Когда мы отправлялись с туром в Южную Корею, нас заранее тщательно инструктировали, как можно и как нельзя вести себя в этой стране. Чего категорически нельзя делать. Один из строгих запретов – не трогать корейских девушек, не обнимать их, не пожимать руки. Но однажды, когда я со сцены увидел этих молодых девочек, которые тянули ко мне руки, кричали: «аааааа, мы тебя любим», «мы хотим тебя поцеловать», я не сдержался. Я разбежался, прыгнул в зал и поцеловал одну из них. Как сейчас помню искаженное лицо моего продюсера и этот его безмолвный крик как в замедленной съемке «не-е- е-е-е-е-е-т!»

- Тебя не наказали?

- Нет, к счастью. Кстати, иногда импровизация выходит сама по себе, из-за сопутствующих обстоятельств. Однажды Солаль, а он у нас тот еще шутник, прямо перед началом шоу решил станцевать на столе. У открытого окна. И, конечно, выпал из этого окна. Слава богу, это был первый этаж, все закончилось хорошо. Режиссеры просили его не выходить на сцену, но Солаль сказал, что он в полном порядке и будет петь. Когда я увидел его на сцене с шишкой на лбу размером с яблоко, я просто захохотал. За мной вся труппа начала смеяться, а за ними и весь зал. И каждый раз, когда у нас были общие сцены, я не мог сдержаться и смеялся, потому что это было невероятно смешно видеть его с этим «яблоком» на лбу. И все шоу прошло вот так, под смех труппы и публики.

- А что вообще заставляет тебя смеяться?

- Ой, разные сумасшедшие вещи. По-настоящему веселые, сумасшедшие фильмы, но действительно смешные. Не вульгарные, пошлые шутки ниже пояса. Никогда не буду смеяться с видео, где падает ребенок или что-то в этом роде. Я люблю умный юмор.

- А плакать? Легко заставить тебя заплакать?

- Ну, вот диснеевские фильмы, к примеру.

- Ты шутишь?

- Правда-правда, я плачу под диснеевские фильмы. И фильмы про животных. Грустные фильмы о сложных отношениях. Мне вообще нравятся фильмы с грустным, плохим концом. (разводит руками)

- А сам бы ты хотел сняться в фильме? Или сыграть роль в театре? Есть нереализованные мечты в этом направлении?

- Наверное да. Я бы хотел сыграть Гамлета. В кино или на сцене. Вот если бы кто-то сделал хороший мюзикл, я бы смог. Я понимаю этого парня, его чувства, переживания. Знаешь, я не хочу играть откровенного отморозка, но вот сложного антигероя - да. В любом герое, даже плохом, я ищу что-то положительное. Если смогу оправдать его или понять причину тех или иных его поступков, то я его сыграю. А откровенно плохого парня я играть не хочу. Я не актер, у которого очень много самых разных ролей и который может себя попробовать в любом образе. У меня не так много образов, которые я могу на себя примерить, поэтому я не хотел бы играть скверного парня.

- Ты боишься неодобрения зрителей? К примеру, актеру, сыгравшему недавно Джокера, постоянно приходят письма с угрозами, с негативными высказываниями.

- О, нет, Джокер – это другое! Интересный персонаж. Это не плохой парень. Он просто ищет другой, свой путь протеста против этого несправедливого мира. Он сумасшедший, но не плохой. Я бы сыграл этого умного сумасшедшего.

- Не напрягает ли тебя общение с прессой, появление в различных ток-шоу, программах? Ну, вот сейчас тратишь время на интервью. Хотел бы полностью отказаться от этого?

- Нет, не напрягает. Я откажусь только от чего-то, что не имеет для меня смысла, от чего-то откровенно глупого. Ты знаешь это телешоу… о, господи, кажется сейчас я скажу что-то резкое. Ну, вот эта программа «Танцы со звездами». Зрителю это, наверное, интересно. Но не для артиста. Я состоявшийся артист - певец, музыкант, композитор, я пытаюсь быть инженером звука, наконец. И я должен только танцевать на сцене? Ни одной песни? Ни одной ноты за все шоу? Вы серьезно? Да, потом наверняка мой альбом продастся большой партией. Но это глупо таким образом зарабатывать деньги и славу.

- Но многие это делают. Дамьен Сарг, к примеру, танцевал.

- Я очень хорошо знаю Дамьена. Это просто потрясающий парень! Он точно пошел туда не за деньгами. Он честен перед собой. Ему это действительно нравится, это был определенный вызов для него. Ему нравится танцевать, быть на виду. Если нравится – тогда «ок»!

(2 часть)
Беседовала Надежда Вербицкая
Для журнала Aquarelle
 
LonelyДата: Воскресенье, 08.03.2020, 12:34 | Сообщение # 3
Группа: Модераторы
Сообщений: 922
Награды: 0
Статус: Offline
- Есть у тебя какой-нибудь особенный ритуал перед выходом на сцену?

- Нет. Ничего такого. Хотя… кое-что я все же делаю. Только не смейся. Прямо перед началом шоу я чищу зубы. Если шоу уже началось, а я еще не на сцене, все знают, что Микеле чистит зубы. Это важно для меня. Я всегда должен чувствовать свежесть во рту. И все звуковики носят для меня мятные и ментоловые конфетки, я постоянно их грызу.

- Поешь с конфетой во рту? И как?

- Даже лучше! (смеется)

- Всегда хотела спросить насчет твоих коленей. Ты так часто падаешь на сцене и
каждый раз на колени. Болят?


- Ну да, болят. Но не на сцене. Там я об этом не думаю. Делаю и все. Люди хотят видеть на сцене не просто артиста, они хотят видеть супергероя. Значит, надо стать для них этим супергероем.

- И никакой защиты не надеваешь?

- Нет. Никогда.

- Существует мнение, что творческий человек, артист сфокусирован только на себе и потому не может глубоко любить никого кроме себя. Что думаешь на этот счет?

- Оу, это важный вопрос. Повтори еще раз. Я хочу убедиться, что правильно
понял тебя…
Нет, я все же так не считаю. Наоборот, я думаю, что искусство помогает человеку прояснить собственные эмоции, распознать настоящие чувства. То есть, конечно, иногда гений, талантливый человек может быть эгоистом со своими близкими. Но, поверь мне, по-настоящему талантливый человек чаще всего может чувствовать намного больше, чем другие. И даже учить этому людей, учить их чувствовать всеобъемлющую, вселенскую любовь. Сложно объяснить, что я чувствую порой. Но могу точно сказать, что иногда я испытываю к людям такие чувства, которых они не могут испытывать по
отношению ко мне.
Но, опять же, в наше время приходится сдерживать себя. Потому, что не все могут тебя понять, могут осудить. Отсюда и страх что-то спеть, сказать, написать, сделать, страх быть не модным, не таким, как все. И ради мнения людей многие демонстрируют не то, что у них на душе, а то, что от них хотят услышать. Но это разрушает внутреннюю гармонию. И я так не хочу. Я хочу лучше понимать себя, а для этого я должен лучше понимать других. Поэтому я стараюсь быть ближе к людям.
Когда артист выходит на сцену, он хочет быть круче, лучше, чем он есть на самом деле. Когда я выхожу на сцену, я чувствую себя великим Микеланджело (смеется), но когда спускаюсь оттуда, я помню, что я такой же человек, как все. Я помню, для кого я пел, что эти люди меня любят, и я хочу отдать им взамен
всю свою любовь.

- И это видно. Ты всегда очень открыт. Ты общаешься с прессой, с поклонниками, отвечаешь им в соцсетях, всегда на виду. Как защищаешь свое личное пространство? Или тебе не доставляет проблем постоянное повышенное внимание?

- Не доставляет. Я стараюсь ничего не скрывать от людей. Да нет ничего такого, что надо скрывать. Почти все время я работаю в своей студии. Личное пространство – это только когда мы с моей девушкой остаемся одни: смотрим фильмы, читаем, занимаемся любовью иногда. Иногда, потому что много работаем (смеется). В общем, ничего особенного.

- Но есть же агрессивные или навязчивые фанаты?

- Да, бывают, конечно. Я вообще стараюсь быть человечным со всеми. Но если меня атакуют - конечно, я отвечу. И физически, и морально. Если обо мне будут говорить и писать откровенную ложь, я выйду с опровержением и доказательствами. Вот недавно кто-то написал, что именно из-за меня из шоу попросили уйти Маеву Мелин, якобы я заставил продюсеров это сделать. Но, черт возьми, это же полная чушь! И я говорю это сейчас тебе на камеру, потому что многие продолжают в это верить. Даже сама Маева думает так. Но я всегда рад работать с ней. И те, кто знает меня, понимают, что все остальное – домыслы.
А что касается общения с поклонниками – да, я отвечаю на адекватные вопросы и комплименты. Но, только аргументированные комплименты. И, конечно, я не отвечу, если меня в соцсетях спрашивают: «что делаешь?» «покажи, где живешь», «можешь записать видео для моего друга» и т.д.

- Сколько времени тебе нужно бывать одному?

- Нисколько. Многим нужна тишина, личное пространство, покой. Для меня это не так важно. Исключение только когда я что-то сочиняю. А так люблю быть среди людей. Мы должны учиться уживаться с другими людьми. Сейчас общество закрывается все больше. Работа, дом, соцсети и все. Нет нормального общения. Мы должны вернуть себе это желание быть среди людей, говорить с ними вживую, общаться. Мы должны перестать хотеть все время быть в одиночестве.
Вот один отличный пример открытости человека. Однажды я был на концерте Ленни Кравица. Стоял за сценой вместе с его фанатами, наблюдал, как он готовится к выходу. Оставалось минут 10, и к нему подошла одна девушка за автографом. И он вышел к ней, расписался, поговорил. Я подумал: эй, парень, 10 минут до начала концерта, ты же должен готовиться. А он увидел меня и спросил: «Ты Микеланджело Локонте? Крутой мейкап. Можем выпить вместе». И мы выпили. За пять минут до выхода на сцену! Это был для меня невероятный пример открытости и душевности. И я считаю, это правильно и здорово.

- Ты помнишь лучшее, что для тебя когда-либо кто-то делал?

- Сложно. Сейчас мне очень сложно. Я плохо сплю. Я все время думаю о своей семье. Я здесь, во Франции, они там – в Италии. Вчера у моей мамы был день рождения, а я не смог ее нормально поздравить, потому что был на концерте в Амневиле. И на похороны своего кузена Франческо я не смог приехать. Он был такой классный парень, врач. Я понимаю, что я каждым днем я все дальше от них, я не знаю свою семью, а они не знают меня. Это странно… Постой, а что за вопрос был? Ты видишь, я и сейчас думаю только о них. Я все время думаю о своей семье. Ах да, что хорошего для меня делали люди! Есть столько людей, которые для меня делали потрясающие вещи, жертвовали
многим ради меня. Это и продюсеры, и коллеги, и мои поклонники. Я стараюсь быть скромным, но да, мне многие по жизни помогали и совершали ради меня невероятные поступки. Теперь я это понимаю и очень ценю это.

- А как думаешь, слава все же изменила тебя?

- Я думаю, что не я, а многие люди вокруг меня изменились. А вообще, слава может вызвать стресс у человека. Я знаю многих артистов, кого известность сильно изменила. И не в хорошем смысле. Люди начинают забывать, что они просто люди.
Что касается меня, я думаю, что в некотором роде тоже поменялся. Я стал мыслить стратегически, выстраивать тактику, продумывать наперед. То есть, из парня, который все делал только по велению сердца, я постепенно превращаюсь в стратега. Это вынужденная необходимость. И чаще всего потому, что не у всех вокруг тебя хорошие намерения.

- Ну и давай поговорим о твоих ближайших творческих планах. Чем займешься в ближайшее время помимо гала-концерта в Китае, который состоится в апреле? (Во время интервью еще не было известно о том, что концерт переносится на неопределенное время из-за вспышки в Китае коронавируса)


- У меня всегда в голове мой альбом. И мы с Эриком сделаем честный, крутой альбом. С настоящим звуком, настоящей музыкой.

- Что ж, действительно ждем. Что насчет проекта «Три часа в Париже» или «In time»?Будет продолжение? Собираетесь вернуться с ними на сцену?

- К большому сожалению, в этом году нас покинул один из продюсеров «Magnifik Productions», мой друг Борис Орлов. Я думаю, Татьяне (Tatiana Mikhailoff – один из основателей продюсерской компании) нужно время собраться силами. Потом можно будет говорить о возвращении на сцену с этими шоу.

- А «Timeo»? Есть какие-то планы насчет него?

- Нет, скорее нет, чем да. Мы не особо сработались с режиссером этого проекта. Но зато в 2021 году, я снова встречусь в образе Моцарта с российскими зрителями. Так что до скорой!

(3 часть)
Беседовала Надежда Вербицкая
Для журнала Aquarelle
 
Форум » Новости о Микеланджело - Les actualités de Mikelangelo » Статьи и интервью - Presse et articles » Интервью для журнала Aquarelle (Молдавия)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Дизайн для сайтов. Красивые шаблоны для Ucoz